Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Как мы провожали зиму у Полярного круга


Сергей Гурский
Все года, и века, и эпохи подряд -
Все стремится к теплу от морозов и вьюг, -
Почему ж эти птицы на север летят,
Если птицам положено - только на юг?

Слава им не нужна - и величие,
Вот под крыльями кончится лед -
И найдут они счастие птичее,
Как награду за дерзкий полет!

В.Высоцкий.


Ночь, тишина, негромко постукивают колеса. Скорый поезд Москва-Мурманск с резвостью старой полудохлой клячи тянет наш вагон все дальше и дальше на север. Скоро уже и Чупа. Та самая Чупа, которую в свое время любя воспел Дмитрий Сухарев:

Стучи, машина! Курс норд-вест!
Чупа вовек не надоест,
Чупа - столица здешних мест, -
В ларьке - сметана.
Куда ж нам плыть, как не в Чупу?
Плывем с Чупою в черепу,
И тает иней на чубу
У капитана…….

В Чупе нас будет ждать машина, потому как в этот раз мы хотим забраться немножко северней – в этот раз нашей целью является Шаолинь отечественного айс-дайвинга - дайв–центр «Полярный круг». Почему-то вдруг на старости захотелось освежить из первоисточника свои знания о подледке, полученные исключительно на личной практике и у глубоких теоретиков с Тетиса. Если повезет – может быть я постигну ответы на самые глубинные вопросы айс-дайвинга типа «вязать или цеплять на карабин???????». Людей такого уровня айс-просветления в нашей стране немного, и я еду в самую их обитель. Ну а кроме того – в который раз вдруг захотелось опять взглянуть на скалы Белого моря, поваляться на льду с фотоаппаратом, встречая полярный рассвет, поприветствовать кресты на мысах, увидеть Кольский на горизонте и потрогать рукой полярное сияние.
Поездка наша началась не очень удачно – перед самым выездом в больницу попал наш инструктор – Михаил Семенов, а я так надеялся кроме дайвинга еще и на халяву поучиться у него фотографировать. Ну да ладно – был бы он здоров, а учиться мне – никогда не поздно. Но и на этом московские заразы не отпустили с миром нашу маленькую группу. Уже в поезде с температурой 40 свалился на вагонную полку Дима Полянский. Он же актер, поэтому сначала я решил, что он просто придуривается, играет, чтобы в совершенно здоровом состоянии занырнуть в ту бесконечную заботу, которой окружили его дамы из нашей группы. Но потом в мою старую голову прокрались сомнения насчет этой версии – даже очень хорошему актеру трудно сутки напролет играть больного с тяжелым простудифилисом и температурой 40. Да и вызванный в наш поезд на стоянке в Петрозаводске врач скорой помощи был серьезно обеспокоен состоянием больного.
Жалко, что в этот раз с нами нет Большого Дока. Это наш знакомый доктор из Питера, заведующий отделением реанимации в одном из военных госпиталей. Он бы быстренько поставил Димку на ноги. В аптечке у Дока есть средства на все случаи жизни, в том числе и для трепанации черепа в походных условиях. Помню, как однажды весенней ночью на Онеге мы с ним выпивали у костра. В какой-то момент я понял, что скоро не смогу добраться до своей палатки и запинаясь сообщил ему: «Док, по моему – мне уже хватит…..». Он глянул на меня своим профессиональным рентгеновским взглядом и ответил так: «Слушай, у меня степень по токсикологии. Я лучше знаю, когда тебе хватит…»
В Чупе машина дайвцентра довезла нас до местной больнички, но тамошний дохтур не увидел серьезного криминала в состоянии Димки и принять его на постоянное содержание отказался. Да и температура у больного к тому моменту спала, так что он радостно двинул вместе с нами дальше к Полярному кругу.

Чтобы приносить
И леса дразнить
Песней про зимовье
Где, когда пурга,
Белые снега
Нам в лицо пылят.
Где полярная
Длинная дуга
Служит изголовьем
И лежит в ногах
В тающих снегах
Вся моя земля.

В дайвцентре нам быстренько выделили коттеджик и мы даже успели поспать еще несколько часиков до завтрака. Вернее, успели все, кроме меня. Я побежал на лед снимать восход. Вот она, тяжелая доля фотографа-любителя на отдыхе. Нет тебе покоя ни в ясный день, ни в темную ночь…
По сравнением с привычным мне походным чумом условия в нашем коттеджике можно было считать почти спартанскими. Всего-то два душа, три туалета, отопление, горячая вода и мягкие кровати в отдельных комнатах. Нет ни тихого потрескивания дров в маленькой печке, ни запаха свежего смолистого дыма, ни отблесков огня на мягких тряпишных стенках, ни шуршания падающего снаружи снега. Невозможно даже утром, не вставая с походной кровати, пожарить себе яичницу и сварить на печке маленькую чашечку крепчайшего кофе. Но ничего, я как-нибудь продержусь, где наша не пропадала…
Мы бывали в условиях и похуже. Помню, как однажды мы с приятелем стояли лагерем на Алтае на леднике у перевала Южный Немыцкого. Мой товарищ собрался было ночью прогуляться по нужде, но через секунду заскочил обратно в нашу маленькую палатку.
-Ты чего, передумал что ли??????
-Не могу, страшно, там звезды, они колючие………
А вы когда-нибудь ночевали под страшными колючими звездами, до которых можно дотянуться руками??????

В связи с отсутствием Миши Семенова на вакантное место лидера в нашей группе быстренько вступила мать порядка - анархия. На правах свободного дайв-анархиста я запросил в дайв-центре два десятилитровых стейджика и из подручных средств быстренько сваял себе сайдмаунт. Правда стейджики оказались из люминя, поэтому в придачу к ним пришлось цеплять на себя еще и солидный грузовой пояс, но нам не привыкать… А то с одним баллоном лезть в надголовку с температурой воды минус два градуса – по мне как-то несерьезно. Ну не люблю я вылетать из майны на спасконце по аварийному сигналу как пушечное ядро от того, что моему регулятору всего-то вздумалось слегка пошалить. Запас – он, как известно, карман не тянет.
В лучших шаолиньских традициях обучение айс-дайвингу в «Полярном круге» основывается на личной передаче сокровенного знания от учителя к ученику. Причем учитель обязательно должен быть «посвящающим наставником» - принадлежать к линии истинной традиции айс-дайвинга и иметь право посвящать учеников. Пускай таких людей очень и очень мало, но именно благодаря им сохраняется не только техника, но сама духовная традиция айс-Шаолиня. Ввиду отсутствия у нас штатного инструктора высшими инстанциями нашим духовным наставником был назначен Антон Прорешный – инструктор PADI, инструктор EFR, педагог и психолог. То, что он посвящающий наставник айс-Шаолиня по льду и холодной воде, я понял, как только увидел его костюм WaterProof D1, но то, что под этот костюм можно одевать поддеву Wizzlе Extrime + и кайфовать подо льдом часами по принципу – пар костей не ломит, было для меня открытием. Сам то я с таким костюмом до сих пор обходился только тонким флисовым бельем. Вот уж действительно – век живи и век учись. Вот он – наш новый инструктор, остывает в майне с бутылочкой пива после очередного жаркого айс-дайва…..



Основной рабочий принцип айс-Шаолиня – одна веревка и два дайвера внизу на двухметровой связке. Анархические схемы типа одна веревка-один дайвер и полная свобода впридачу здесь недолюбливают. Возможно связка - это и безопасная схема для хорошо снырянных партнеров, но для фотографа она, увы, категорически не годится. Он же дурак, смотрит исключительно в видоискатель, ему на бадди отвлекаться некогда. Да и выскочить на лед из под воды в случае чего в связке очень затруднительно – сначала нужно объяснить напарнику, что у тебя, к примеру, сильно зачесалась пятка.
Первый же чек-стоп первого моего погружения в Шаолине выявил мою катастрофическую непригодность для айс-бади партнерства. Мои попытки передать напарнику не тот регулятор, который у меня в данный момент во рту, а тот, который висит рядом на груди, повергли моих инструкторов в шок. Они никак не могли понять, что я, как извращенец, который ныряет исключительно соло, все одно меняю регуляторы во рту каждые пять минут, и оба они у меня рабочие, так как в противном случае мне нужно срочно вылезать наверх. Нет, ну изо рта, так изо рта – я не против. Но зачем же сначала втыкать себе в рот второй регулятор, а потом уже отдавать воздух страждущему????? Ему же плохо, вон он, уже синеет, ожидая, когда же я наконец дам ему вдохнуть…….. Свой-то второй регулятор я всегда найду, я занимаюсь этим каждый дайв раз по двадцать. Сайдмаунт ведь, ядрена кочерыжка….. Тут без смены регуляторов никак…..
Особенно смешно было исполнять на чек-стопе команду – посмотри на манометры. А чего на них смотреть, они у меня всегда перед глазами торчат. Конфигурация снаряги у меня такая, понимаешь, «все под носом маунт» называется. Нет, ну если положено на –чек-стопе посмотреть, я посмотрю и даже протру их специальной тряпочкой, шоб под водой не затуманились….
Так что в первый дайв, пока постигали все эти замысловатые премудрости, мы чекстопали подо льдом около майны раз двадцать. В конце-концов нас все-же отпустили вниз, и я наконец увидал родное дно Белого моря. Здраствуй, дорогое…. Восемь месяцев тебя не видел….. Соскучился, однако…..












Рабочее расписание дайв-центра предполагает два погружения в день. Это достаточно плотный график, потому как кроме дайвинга мне очень важно еще и поснимать лед,



побегать по окрестным островам,



поглядеть на белое безмолвие холодной полярной ночью,



поприветствовать полярное сияние,





и каждый день встречать полярные рассветы и закаты.






Времени на сон при таком расписании практически не остается, но отоспаться потом можно и дома.
Антон, как опытный педагог, профессионально взялся исправлять катастрофические бадди-пробелы в моем дайверском образовании, а вернее – в дайверском невежестве. А что вы хотите – я все сам да сам по московским болотам, да по Онеге с Ладогой. А в тех местах инструктора особо не водятся. Для начала Антон печально сообщил мне, что все известные ему соло-дайверы плохо кончили – кто спился, кто помер от несчастной любви, кто подсел на наркоту, а кто и вовсе попал под машину, но даже этот страшный аргумент на меня не подействовал. Он никак не мог понять, что у меня с соло-вопросом все было решено на подсознательном уровне уже больше пятидесяти лет назад, когда в пятилетнем возрасте я увидел по телевизору гимн соло-дайвинга - фильм режиссеров Теодора Вульфовича и Никиты Курихина «Последний дюйм». Он был снят еще в 1958 году, когда ни PADI, ни требований по buddy-партнерству не было еще даже в зародыше. Я тогда и не думал дайвингом заниматься, но фильм уже сделал свое страшное дело. Проводочки в башке уже коротнуло. Ни на кого не надейся, ни на кого не рассчитывай, при любых проблемах до поверхности ты должен дойти сам, а там тебя встретят друзья и сделают для тебя невозможное. Такая вот простая психология.

Простите солистам последний грех,
И в памяти не храня,
Печальных не ставьте над нами вех….

Однажды, после долгой и тяжелой воспитательной работы, пытаясь в сотый раз образумить нерадивого ученика, Антон в отчаянии тихо сказал – ты упертый сумасшедший старый дурак, у тебя нет ни трима, ни фрога, ни грога (просто я оставил в Москве свой котелок и плитку, а так хорошо после айса принять стаканчик горячего грога), НО СОЛО-ДАЙВЕР ТЫ НЕПЛОХОЙ….. Последние слова вообще были сказаны им шепотом, когда он отвернулся от меня в сторону полярного круга, но я услышал….. Просто у меня в нужные моменты просыпается очень хороший слух…. Это осталось еще еще с молодости, с Хамар-Дабана, когда однажды вечером я дремал в палатке после очередного перевала, а мои товарищи жарили блины на костре. Фразу: «Гурыч, блины готовы» - они тогда тоже произнесли шепотом и отвернувшись от моей палатки, но через пять секунд я уже стоял с тарелкой у костра...
И насчет сумасшедшего – это тоже чистая правда – недаром, на Кавказе меня как-то забрасывали в горы на перевозке из дурдома……….

После тех волшебных слов родилось мое святое право в Полярном Круге на отдельную веревку. И хотя инструктор еще поглядывал под водой в мою сторону, но мои робкие попытки отвалиться от нашей маленькой группы на несколько минут уже не считались побегом с отягчающими обстоятельствами.
Сразу после первого же дайва больных в нашей маленькой группе прибавилось.



Мороз, ветер и московская зараза не оставляли никаких шансов. Злобные вирусы впились прямо в горло моих товарищей, а доктор дайв-центра ходил в наш коттеджик регулярно, как на работу. Ныреспособными остались только мы с Натальей, остальные перешли на жесткий постельный режим и общались только с доктором дайвцентра. Так что мы ныряли втроем – я, Наталья и инструктор. Очень даже симпатичная команда. Я, как всегда, за кадром.....







Мне-то вообще просто – я к любой компании быстро привыкаю, даже с ядовитыми змеями в молодости запросто гулял. Как-то сплавлялся в Грузии по одной маленькой речке, увидал на берегу брошенный гранатовый сад, ну и зачалился к берегу фруктами полакомиться. Нарвал пару кило тихо-мирно, ну шипел кто-то у меня по ногами, но я же ходил там осторожненько. Потом местные про это узнали, чуть в обморок не упали. Ты что, говорят, там же гюрзы видимо-невидимо, мы туда не ходим….
Кстати, Наталья оказалась единственным дайвером из нашей группы, который всю неделю нашего пребывания в Полярном круге выдерживал режим в два шаолиньских погружения в день. Чихала, кашляла и сопела, но выдерживала. Даже я временами сачковал, потому как хотелось поснимать красивейшие наземные окрестности дайв-сайтов, а это процесс небыстрый. Это вам не то, что нырять под лед – тут головой думать надо. Нужно уметь попросить, чтобы окружающий мир показал тебе самое-самое, что никому другому и никогда до того показано не было. Ну или мало кому было…….



А посмотреть было на что. День за днем наш маленький поезд из теплого домика, саней и снегохода мотался по льдам залива Великая Салма.








Рыбацкие избушки,





пещерки в береговых скалах, кресты на мысах,





выглянувшие из под снега ягодники на скалах, необитаемые острова вдали и, наконец, просто лед.










Казалось бы – что интересного в обычном морском льду, но какой от него временами свет….. Аж обжигает….




Отдельно хотелось бы рассказать про баню. Хозяева притащили ее прямо на лед к скале актиний, поставили около майны и предоставили в наше распоряжение. Это было незабываемо...



За стенами нашего банного вагончика завывает северо-восточный баргузник, временами банька трясется и подпрыгивает, будто собирается куда-то улететь, но нам внутри хорошо, тепло и спокойно. Не надо никуда торопиться – нырять мы сегодня все одно уже не будем. Можно просто сидеть на полке и наслаждаться обволакивающим нас жаром. Такое простое и незамысловатое существование, но насколько же оно приятно. Здесь, в парной, нас всего трое, ни тесноты, ни давки, у каждого своя полка. Неторопливо течет беседа, которая прерывается отрывистыми сладострастными стонами в моменты, когда неугомонный Антон брызгает водой на раскаленные камни. Печной жар потихоньку забирается внутрь замершего тела, прогревает внутренности, позвонки и кости, и в организме вдруг просыпаются мечты о холодной воде и полярной стуже на улице. Ну, или хотя-бы о бутылочке прохладного пива. И эти мечты в любую секунду можно обратить в реальность, потому как заботливые сотрудники дайв-центра на снегоходе уже сгоняли в поселковый магазин и десяток бутылочек этого замечательного напитка давно остывают в снегу под баней.

Если климат тяжел и враждебен астрал,
Если поезд ушел и все рельсы забрал,
Если пусто в душе и не любит никто -
Это значит, это значит, означает это, что:

Пора по пиву, пора, пора по пиву, пора,
Пора по пиву, пора, пора по пиву, пора,
Пора по пиву, по пиву, по пиву пора,
С ним не берет мороз и не страшна жара.


Климат тяжел - это как раз наш случай.... Жарко очень.... Но для особо разогревшихся - в двух шагах от двери майна с холодной морской водой.





Временами к нам заскакивает Михаил Сафонов и спрашивает про впечатления. Мы даже не можем толком ему ответить – изо рта летят только какие-то нечленораздельные стоны... Тяжела ты - доля полярного айс-дайвера. Вода минус два градуса в майне и сто градусов в парной. Никакого здоровья на такие перепады температуры просто не хватит.
Помню, как однажды по весне мы ныряли в одном чистом лесном карстовом озере в Новгородской области. При нас с мостков в озеро сиганул местный отдыхающий, как мы узнали позже - главный врач одной из московских больниц. От ледяной воды у него мгновенно перехватило дыхание. Ему с берега орут – дыши, а он никак не может справиться со спазмом. Еле откачали….. Надеюсь – здесь нам это не грозит……
Ну а на крайняк – у нас тут есть Антон.




Недаром же он инструктор EFR – точно спасет при случае. Хотя кто знает???? К этим инструкторам только попади в руки. Однажды на Восточном Саяне я видел, как работает в полевых условиях дипломированный мануальный терапевт.
Одной девчушке в нашей компании стало вдруг плохо под перевалом. Она присела на тропиночку под последним деревцем на склоне горы и свесила голову. В этот момент наш мануал и двинулся к ней решительным десантным шагом. Здоровенный детина, бывший афганец, каждый кулак у которого размером с мою голову. Он подошел к больной, пристально посмотрел на нее,….. и вмазал своим огромным кулаком куда-то в основание шеи. От глухого звука удара у меня тут же заболело сердце. Я даже свою собаку никогда в жизни так не бил…..
Он замахнулся и во второй раз, но барышня вдруг встала и пошла. Наверное, поняла, что второго такого удара она просто не выдержит……



Это был единственный раз в моей жизни, когда я просидел в бане восемь часов подряд. Очень уходить не хотелось….

Спасибо, спасибо…..
Тому, кто строил баню,
Кто печку топит в бане
И греет воду в чане!

Еще тому спасибо,
Кто поддает нам жару,
Кто поддает нам жару
И не жалеет пару!

Теперь несколько слов про дайвинг. Конечно-же, мы непременно хотели посмотреть всем известную скалу с коврами актиний, между которыми в каменных щелях прячутся треска и зубатки. Актиний на той скале действительно много, а вот с зубатками – почти полный облом. Мне попалась только одна, да и та – мелковатая какая-то.



Разве это можно сравнить с теми рыбинами, на которых мы постоянно натыкаемся летом в бухте Глубокая у Сонострова.



Да и всякой другой морской живности в тех местах как-то побольше. Может, просто из-за того, что народу там поменьше????

Каменная стенка у бухты биофильтров на мой взгляд как-то бедновата живностью.



Поэтому там вместо живности пришлось снимать моих товарищей. На следующей фотографии у Натальи регулятор решил встать на фри-флоу. Вот как раз Антон ее спасает.....



Да и заиленность дна бухты биофильтров совершенно не красит подводные пейзажи и не добавляет прозрака. После нее мне сразу-же вспомнилась аналогичная стенка в маленькой бухте у южной оконечности острова Сидоров. Мы наткнулись на нее случайно и не разу не видели, чтобы кто-то из дайверов там нырял. А зря…. Вот там с живностью все в порядке, никакой заиленности нет и в помине, да и сильного волнения никогда не бывает – бухта хорошо прикрыта от ветра окружающими островами.


Незабываемые впечатления остались от поездки на остров Костьян. Вот для справки карта залива Великая Салма с островами и несколько фотографий острова.




Дикая природа, дикие непричесанные острова, хорошая нырялка – как раз то самое, к чему мы так привыкли на Белом море.















Все это так понравилось участникам поездки, что на обратной дороге был зафиксирован случай массовой левитации участников заезда исключительно от избытка чувств.




Ну и, конечно, белухи. Я все время стараюсь увидеть эти великолепные создания в открытой воде, но подобраться к ним под водой поближе за несколько лет путешествий по Белому морю так и не получалось. Поэтому я никак не мог упустить шанс понырять с ними хотя-бы в вольере «Полярного Круга» . И хотя во время дайва белухи вплотную к дайверам так и не подошли, но видеть их и слышать их голоса было незабываемым удовольствием.










Неделя пролетела быстро. Пришло время и нам собираться домой. Но, как говорит один мой очень хороший друг, ставший вдруг на старости лет философом – то, что с нами уже было у нас не отнимут ни жизненные невзгоды, ни финансовые и политические кризисы, ни постановления правительства. Эти впечатления, воспоминания и картинки в памяти - это уже наше, и никто не в силах этого изменить. И этим смело можно делиться с друзьями, от этого воспоминаний не убудет.




P.S.
Огромное спасибо Михаилу Сафонову за долгие часы потраченного на меня личного времени, за организацию мероприятий, за изумительную баню на льду, за восхитительную звездную ночь после одного нашего разговора и за полярное сияние после другого…….

Огромное спасибо Антону Прорешному за то, что он, будучи нашим инструктором, ухитрялся одновременно быть членом нашего маленького коллектива.


Москва-Чупа-Полярный круг-Чупа-Москва, 2014 г.



© DivePlanet 2020