Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Лодки, дайвинг, необитаемые острова и немного музыки на Белом море


Сергей Гурский
Лодки, дайвинг, необитаемые острова и немного музыки на Белом море.



К этой поездке я готовился весь год. Очень долго выбирал лодку, потому как моя старая уже сносилась в конец. Вообще-то, выбор правильного плавсредства для странствующего автономного соло-дайвера – это хорошая тема для целого научного трактата, так что здесь я коснусь этого вопроса только слегка. На мой слегка искушенный взгляд - автономному дайверу нужна хорошая и большая мореходная грузовая баржа, чтобы тащить на себе все дайверское и лагерное барахло, компрессор, баллоны, груза, пресную воду, бензин для мотора и компрессора, жратву, пиво и спиртные напитки. При этом крайне желательно, чтобы со всем этим грузом лодка могла бы хотя бы слегка выползать на глисс, так как в противном случае десяток-другой километров по воде до какого-нибудь ближнего острова вместо нескольких часов неожиданно займет дни. Также посудина должна относительно спокойно существовать при небольшом (до метра-двух) морском волнении в нескольких километрах от ближайшего берега. Выбор такой лодки – это целая наука, а настоящая наука, как известно, никогда не дает однозначных ответов.

«Дилетанты» - презрительно цедил сквозь зубы несколько лет назад Вася Румянцев, известный московский корифей в области парусного и моторного водоплавания, когда мы с приятелем излагали ему свои взгляды на то, как должна выглядеть надувная лодка для дальних морских путешествий. «РИБ и только РИБ». Странно, насколько увлеченные своим делом люди могут оторваться от реальной жизни. Я представил себе лицо моей супруги в случае, если бы попытался через окно запихнуть в квартиру шестиметровый РИБ на зимнее хранение. Она, конечно, отчасти привыкла к постоянно разложенным по углам квартиры палаткам, лодкам, гидрокостюмам, походным печкам, гордо поглядывающему из своего угла на гостей лодочному мотору и постоянно норовящему свалиться кому-нибудь на ногу хай-джеку, но РИБ – это уже было бы слишком даже для нее.

Странно, почему естественное желание простых людей слегка попутешествовать вызывает такое пренебрежение у профессионалов в этом деле. Что такого сложного при современном уровне техники – надувная лодка длиной 6-7 метров, способная на автономное каботажное плавание длиной 600-800 км с полезным грузом 400-500 кило на 60-80 литрах бензина. Конечно, при этом желательно, чтобы при случае она могла справиться с 3-4 метровым волнением, способна была бы убежать от инспекторов ГИМС, твердо убежденных в том, что надувным лодкам в открытом море делать нечего, была бы прочной, практичной и не занимала бы много места при хранении. Идеальный вариант – если бы она влезала бы в упаковку от презерватива - но это, пожалуй, я слегка перегнул. А в ответ на наши замечательные мечты нам навязывают шестиметровую железяку с надувными бортами весом под тонну. Вот она – проза жизни.

Поэтому в итоге мы с моим товарищем – Денисом Дегтяревым решили двинуться двумя совершенно разными и глубоко ненаучными путями. Старательно почесав затылок, он остановил свой выбор на относительно легкой лодке катамаранного типа Ротан 380 с экономичным четырехтактным мотором Honda 20,



а я, поковыряв пальцем в носу, польстился на тяжелую надувную баржу Badger Heavy Duty 430 в комплекте с надежным как топор двухтактным мотором Mercury Sea Pro 25.



Почему только 25 сил, хотя этот моторчик и аналогичная модель мощностью 30 л.с. имеют одинаковый вес и размеры????? Все просто – этот мой моторчик хоть и Sea Pro, якобы приспособленный производителем для эксплуатации в морской воде, но на целых 10 тыр дешевле тридцатисильного, а при этом отличается от него только наличием одной лишней прокладочки в карбюраторе. Прокладочку эту, мы, при необходимости, конечно - уберем….

Работу моторчиков Mercury и Honda будет очень интересно сравнить на практике, но в одном я уверен точно – оба этих мотора в подметки не годятся итальянской Selva. Столько ярких, острых и запоминающихся на всю жизнь воспоминаний не сможет оставить в памяти своего владельца ни один другой лодочный мотор.

В памяти жива история, случившаяся как-то на Ладоге, когда мы путешествовали по ней на нескольких надувных моторных лодках. Специально для той поездки моим приятелем и была куплена Selva. Как было написано в описании – замечательный мотор, собранный преимущественно из не боящихся коррозии материалов. При детальном исследовании выяснилось, что под громким и звучным названием «не боящиеся коррозии материалы» скрывается обычная пластмасса. С первых же минут общения этот пластмассовый мотор стал показывать свой своенравный и несговорчивый характер. Однажды это чудо техники на полном ходу вдруг заглохло и никак не желало заводиться снова примерно в 40 километрах от берега, аккурат посреди Ладоги, несмотря на все наши попытки его реанимировать. Отвертка, в отчаянии извлеченная из ремнабора в качестве средства последнего устрашения вредной недожелезяки, не удержалась в наших измазанных моторным маслом руках, негромко сказала: «Буль» и медленно исчезла из виду в глубине озера. Мы растерянно смотрели то друг на друга, то на окружавшую нас безбрежную водяную гладь, то на упрямый, не боящийся ни нас, ни коррозии мотор. Видимо для полноты наших ощущений озеро стало затягивать туманом. Видимость упала до десяти метров. Я взял лодку приятеля на буксир, и наша флотилия потихоньку двинулась к берегу, вдруг ставшему таким желанным, и таким далеким. Направление движения определяли только по GPS, который, очевидно из солидарности с вредным мотором, периодически вместо координат и необходимого азимута движения сообщал нам о своем категорическом намерении немедленно отключиться из-за севших батареек. Мой товарищ, чрезвычайно вдохновленный этими сообщениями, перемежал свои бесплодные попытки завести упрямого итальянца негромкими, но чрезвычайно едкими и убедительными обращениями в адрес творцов этого чуда техники и их ближайших родственников. Что помогло больше, я не знаю, но через два часа непрерывного повторения этих мероприятий мотор вдруг завелся.

Но, хватит про моторчики, давайте еще немного про лодки. Нет, конечно, крепления сидений у моего Баджера никакие; носовая сумка сделана из отвратительно хлипкой тонюсенькой ткани, которая явно не выдержит морских нагрузок; к носовому пайолу приложил руку какой-то маньяк, основная цель которого – быстро утопить покупателя его творенья; крепление центрального баллона, который создает глубокий V-образный профиль дна, у знающего человека вызывает тяжелый приступ смеха; но что поделаешь – это обычный магазинный ширпотреб, который еще долго придется доводить до ума для суровой морской эксплуатации. Не в первый раз, доведем потихоньку, кой-какой опыт имеется. Главное в этой лодке уже есть – длина 4,3 м, ширина – 2 м, толстенный транец для мощного мотора и неслабая ткань на днище. Остальное – потихоньку доделаем.
Надувные лодки с обводами как у моего Баджера HD 430 обычно очень чувствительны к загрузке, так как неправильное распределение груза приводит к избыточному брызгообразованию и заливанию кокпита при движении по волнению, но с распределением груза мы уж как-нибудь разберемся.

Однако, пора бы уже стартовать…. Только стартовать правильно - как настоящие путешественники - с музыкой. С настоящей музыкой, которая должна манить, волновать, будоражить кровь, звать в дорогу и обещать замечательные приключения. Поэтому поиск мелодии, под которую моя экспедиционная машинка наконец-то стронется в дальнюю дорогу – очень важный и жизненно необходимый элемент каждой такой поездки. Вот и в этот раз стартовую мелодию для нынешней поездки на Белое море я долго искал в И-нете, пока в конце-концов не набрел на джазовую композицию «A Mens Scene» одного из известных коллективов Германии Club des Belugas. Почему именно Belugas???? Да хотя бы потому, что название у них правильное – мы же как раз к этим белухам в гости и едем на Белое море. Так что, музон хоть и импортный, но в самую дайверскую, российскую, беломорскую, полярную и охранно-природную тему. Итак – погнали: три, два, один - старт…… Включить музыку маршрута!!!!!!!!

http://go.mail.ru/search?nosp=1&fr=mplayer&q=Club%20Des%20Belugas%20-%20a%20mens%20scene&num=10

Укрупненно наш автомаршрут выглядел так: Москва-Ярославль-Вологда-Вытегра-Медвежьегорск, далее по трассе Кола до Чупы, а потом по грунтовке до Чкаловского. В Чкаловском мы обычно бросаем машинки на стоянке дайвцентра Нереис и на лодках уходим в море. В губе Чупа, губе Кив, проливах Глубокая Салма и Большая Салма масса островов, на которых можно поставить лагерь и понырять. При желании и если повезет с погодой можно уйти и дальше – к Сонострову или в губу Красная. Но только если повезет.

От Москвы до лодочного стапеля в Чкаловском нам нужно преодолеть примерно 1600 км, которые легко проходятся с одной промежуточной ночевкой на Онеге. По этой дорожке мы едем далеко не в первый раз, так что знаем на ней все заправки, кафешки и прочие необходимые путешественнику заведения. К вечеру второго дня пути мы были уже на берегу губы Чупа километрах в двух от поселка Чкаловский. Однако, прибыли!!!!! Самое время менять машинки на более подходящий для моря транспорт.

Из Чкаловского четырьмя надувными лодками мы сначала двинули на остров Луда Песчаная, расположенный в губе Чупа у самого выхода в открытое море. Это небольшой поросший соснами скальный островок с хорошей стоянкой и красивым песчаным пляжем, прикрытым от ветров открытого моря. Остров расположен недалеко от самых интересных дайвсайтов губы Чупа – пещеры острова Кишкин, стенки и грота острова Черемшиха. Белое море, необитаемый остров, отличная стоянка, хорошая компания, нырялка в новом месте – что еще нужно человеку для полного счастья??????






Ну разве что погреть в ладонях стаканчик Hennesy XO, глядя на встающее на горизонте в открытом море солнце.




Как-то утром на острове Луда Песчаная во время небольшого штормеца в открытом море, хлебнув утреннего кофейку, Валера Гвоздев сказал: «А забрось ка нас двоих с Ильей на наветренную сторону острова. Просто туда далековато пехом из нашего лагеря снаряжение тащить. А так – ты нас на лодочке к одной стеночке закинешь, мы быстренько спрыгнем, упадем вниз, пойдем на глубине вдоль стенки, а вынырнем уже там, где спокойно и пехом назад доберемся». Вот они с Ильей как раз обсуждают этот коварный план.



Я, сдуру, согласился, не поглядев на волны в открытом море.

Мы тронулись к нужному месту на моем Баджере с всего лишь с двумя дайверами и их снаряжением на самом носу посудины. Но при этом нос лодки оказался настолько загружен этими самыми дайверами и их барахлом, что как только мы выскочили на двухметровое волнение, идущее с открытого моря – посудина быстренько превратилась в джакузи. Волны спокойно катили внутрь лодки через носовой баллон, а в это время два дайвера в кокпите педантично проверяли на себе свое снаряжение. Дело уже окончательно шло к тому, что я вместе с лодкой составлю им компанию в этом дайве, только, к сожалению, совсем без снаряги, но они, к моему счастью, отстрелились за борт примерно за полминуты до наступления ситуации «полный 3,14-здец». Я быстренько развернул полную воды посудину, задрал моторчиком ее нос прямо в небо и начал сливать на полуглиссирующем ходу тонны воды из лодки прямо поверх транца. Лодка полегчала, выскочила на глисс, и в спокойную воду на подветренной стороне острова я выбрался уже в полностью сухой посудине, полностью мокрых на заднице штанах и критическом передозе адреналина в организме.

Пытаясь запасти еще чуток адреналинчика впрок, спустя несколько минут я вернулся на волнение, но - о чудо: ни одна водяная брызга, даже самая дохленькая, внутрь лодки уже не залетела. Вот что значит – правильное распределение груза на посудине, а ведь среди идущих мне навстречу с открытого моря волн были и трехметровые с белыми баранами на макушке. Для полной уверенности этот эксперимент я повторил трижды, но результат все время был одинаковым – разгруженная лодка прекрасно шла по волне. Знай свою посудину – капитан. А еще – при любой возможности учись у моря, оно подскажет…..

Волнение на море не стихало несколько дней, и в итоге нам пришлось отложить наши мечты о нырялке у южных стенок островов Кишкин и Черемшиха. Вместо этого мы решили передвинуть лагерь в заливчик между островами Сидоров, Кишкин и Виченная луда. Заливчик небольшой и поэтому спокойный при любом волнении в открытом море. Вот он, этот заливчик - на фоточке.



Мы как-то отыскали там несколько подводных стенок с зубатками и всякой живностью,так что знающим эти места дайверам не бывает скучно при любом волнении в открытом море.В меру своих сил и фантазии каждый может запросто радоваться общению с живой природой.




Зубатки нас уже ждали. А с ними и вся остальная живность.









Кроме зубаток компанию вам могут составить тюлени, белухи, а иногда, если повезет, и полярные акулы. Я как-то наблюдал одну такую у острова Виченная луда. Она охотилась рано утром на треску у скальных ворот на выходе из залива в открытое море, и я наблюдал за ее охотой минут сорок. Но не буду пока про акул, лучше про тюленей. Это очень забавные и любопытные животные, но, к сожалению, близко к себе обычно не подпускают. Хотя, при случае, возможно все. Помню, как однажды тюлень всплыл в прямо в нашем лагере в трех метрах от берега и с интересом наблюдал, как я готовлю завтрак.
Как-то я услышал от местных жителей, что тюлени иногда любят послушать песни и подпускают поющего человека на лодке гораздо ближе, чем обычно. Что ж, это не удивительно -для меня Белое море и хорошая музыка давно уже тесно связанные между собой понятия.

Когда-то мы несколько дней стояли на Соловках и морской ветер пригнал к нам несколько парусных катамаранов с туристами из Москвы. Они встали лагерем не так далеко от нас. В составе экипажа одного из катамаранов волею судьбы была профессиональная исполнительница русского романса Маргарита Корнеева. Пользуясь случаем, мы, полные волнующих предчувствий, ближе к вечеру двинули в лагерь к соседям. Детально описать дальнейшее не могу, помню только ощущение бесконечного восторга. Представьте беломорские сумерки, костер, песчаный берег, поросший соснами, мягко набегающую на него волну, гитару и русский романс. Даже волны и ветер старались попасть в такт исполнительнице. Услышать это не в концертном зале, а на пустынном морском берегу - такое, наверное, случается раз в жизни. Хворостовский и большой зал Московской консерватории отдыхают.

Но, вернемся к тюленям. Поскольку мне очень хотелось заснять с близкого расстояния портрет этого зверя, я решил испытать музыкальный способ на практике. Для наживки решил попробовать вот это:

Bésame, bésame mucho,
Como si fuera esta noche la ultima vez.
Bésame, bésame mucho,
Que tengo miedo tenerte, y perderte despues.

Консуэло Веласкес упала бы в обморок от моего испанского, манеры исполнения и цели использования ее замечательного произведения,  но, на удивление – все вдруг срослось. Тюлени подпустили завывающего меня гораздо ближе, чем обычно. Ободренный этим успехом, я решил повторить свой эксперимент на закате следующего дня, взяв с собой напарника и фотоаппарат с хорошим телеобъективом.  Ловить портрет тюленя со мной поехал Валера Гвоздев.  Море было на удивление спокойным, невозможно даже было различить - где кончается вода и начинается воздух.



Сначала мы с Валерой сгоняли к острову Сосновец, это примерно в 12 км от нашей стоянки на Виченной луде. Зверей, однако, нам по дороге не попалось. Потом обогнули Пежостров, это еще 15 км по морю, но тюленей по-прежнему не было. С горя решили было идти в лагерь, но вдруг рядом с островом Черемшиха увидели невдалеке над водой черную голову. «Валера, давай!!!!!» - сказал я, подплывая к зверю поближе. И Валера дал!!!!!!! Во всю свою мощь он взревел:

Рано-рано утречком,
Встану я тверезанький,
Возьму веревку длинную,
Повешусь на березоньке.

Тело мое бренное
На ветру колышется,
Ах, до чего же хорошо
И как вольготно дышится.

Птички, пташки малыя
Защебечут жалобно,
Смотрите, дяденька висит,
Чавой-то ему надобно?
Я думал, что тюлень от таких воплей испугается, нырнет и тут же исчезнет, но почему-то песня заинтересовала зверя. Мы катались рядом с ним на малом ходу минут тридцать, и он постепенно подпускал нас все ближе и ближе. Было уже темно, но я снимал изо всех сил. Последние кадры были сделаны, когда от нашей лодки до тюленьей морды оставалось метра четыре. Потом он все-таки нырнул, да и у нас уже не было сил продолжать нашу сумасшедшую операцию. Валера уже совсем охрип, а меня прямо распирало от смеха. Рассказать кому – как нужно в открытом море подкрадываться к тюленям, так ведь не поверят….. А фоточка то – вот она!!!!!!! Судя по выражению на морде зверя –Валерина песня поразила его аккурат в самое сердце. 



Белухи тоже иногда интересовались нашими завываниями в открытом море, но так близко, как тюлени, однако к себе не подпускали. Так что по отношению к белухам музыкальную технику общения с животным миром Белого моря придется еще совершенствовать.




Теперь немного про кораблекрушения. С этим в Кандалакшском заливе достаточно сложно, но на самом северном островке архипелага Кемь-луды в Кандалакшском заповеднике на камнях лежит огромная 4-мачтовая ржавая железная баржа. Корма у нее сломана и круто падает в воду, так что при желании на палубу этой посудины можно даже залезть с воды. Как баржа оказалась на этом острове – не знаю, интернет по этому поводу молчит. Но на восходе или закате она выглядит замечательно, напоминая о временах, когда парусники бороздили Белое море.





Так мы и проводили время: мужики выпивали, дамы ловили рыбу,



наш самый главный инструктор в своем замечательном розовом почти сухом костюме инструктировал в воде самых тупых дайверов по вопросам грамотной эксплуатации снаряжения,



а все остальное время мы ныряли.




За этими занятиями две недели у полярного круга пролетели как-то совсем незаметно. Увы, пора домой. Жалко уезжать, и потом – как же будет жить здесь без нас наша новая знакомая Изольда Тихоновна, которая своими воплями будит нас по утрам, требуя пожрать хриплым и отчаянно громким голосом.



Но не беда, когда-нибудь мы вернемся, а пока еще успеем заскочить на один вечерок на Онегу, смыть с себя и снаряжения чистой пресной водой морскую соль и освежить в памяти воспоминания о нашей поездке. Это будет незабываемый вечер. Солнце и грибной дождь даже нарисуют в небе над берегом Онеги радужную букву V в знак нашей маленькой победы над обыденной московской повседневностью.







© DivePlanet 2020