Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Далеко-далеко за полярным кругом......


Сергей Гурский
Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
Штопаем ранения души…



Как-то на Тетисе прочитал предложение Александра Чернобельского о дайвинг- поездке в самый северный район Кольского полуострова – губу Печенга, которая выходит в Баренцево море и, соответственно, в Ледовитый океан всего в 25 километрах от норвежской границы. С этой губой связана масса историй времен второй мировой войны – и о подразделении Кригсмарине, которое вроде как базировалось в Лиинахамари, и о размещавшемся здесь же подразделении «Аненербе», и о тайнах залива Девкина заводь, и о таинственном подземном заводе, который был затоплен при отходе немецких войск и не обследован никем до сих пор. Вход в Печенгскую губу во время войны охранялся не хуже, чем в лучшие базы немецкого военного флота. Количество укреплений и орудийных позиций на Немецком полуострове, мысе Романова, и мысе Крестовом, защищавших вход в губу Печенга, превышало все мыслимые и немыслимые пределы. Кстати, и как 600 российских десантников на 12 торпедных катерах в октябре 1944 г. всего за несколько дней смогли развалить всю эту многоярусную систему обороны, тоже совершенно непонятно.
Конечно же меня заинтриговала возможность поездки в этот район. При помощи Александра удалось договориться с дайвклубом Diver Sea, сотрудники которого оформили нам допуск в погранзону и пообещали забросить нашу маленькую группу на корабле в небольшую бухту на западном берегу губы Амбарная у северной оконечности мыса Романов. А дальше у меня и моих товарищей планировался полностью автономный дайвинг в близлежащих заливах и такие-же автономные экскурсии по военным сооружениям на мысе Романов. Автономная нырялка на 71 градусе северной широты – будет потом о чем вспомнить долгими осенними и зимними вечерами.

Теперь- уоочень серьезно о самом главном. Конечно, подготовка к такой поездке затрагивает массу серьезных тем, каждую из которых нужно досконально проработать: плавсредство для автономного передвижения по морю, дайверское оборудование для автономной нырялки, походное снаряжение, фотообеспечение и т.д. и т.п. Важная задача, которую каждый путешественник должен в том числе решить в процессе грамотной подготовки – правильный выбор напитка, который необходимо взять с собой, так сказать, для духовного объединения с местом пребывания. Это нам в свое время шаманы в Бурятии объяснили - бурханить (употреблять напитки) нужно строго по правилам. Для грамотного выбора целесообразно руководствоваться основополагающими принципами алкодайвинга, в соответствии с которыми градус употребляемых спиртных напитков должен максимально соответствовать географической широте места их употребления. В соответствии с этим незыблемым законом, я волей-неволей обязан был запасти на эту поездку несколько бутылочек абсента, потому как все остальные семидесятиградусные напитки из наших магазинов давным-давно пропали. Что ж – абсент так абсент. В памяти сразу всплыли слова популярной песенки:

А я узнала интересный момент
Что и Ван Гог, и Матисс, и Дали
Курили табак, употребляли абсент
И кое-что, кстати, тоже могли.

Винсент Ван Гог, Анри Матисс и Сальвадор Дали – вполне подходящая компания для странствующего фотографа-любителя. Они непременно будут вдохновлять меня из зеленой глубины абсента в походном стакане…… И если предположить, что под таинственными словами «кое что» в песенке подразумевается именно дайвинг, то с выбором напитка для поездки на самый север Кольского полуострова я почти наверняка попал в самую точку.

Я не буду подробно описывать дорогу до Лиинахамари, скажу только, что мы не смогли спокойно проехать мимо Онеги,



а еще зацепили одно маленькое лесное озерцо в Северной Карелии. Ну чисто для тренировки, чтобы не свихнуться после Москвы от просторов Баренцева моря.



В Мурманске мы встретились с командой Александра Чернобельского, так что последний отрезок пути до Лиинахамари был прост и понятен.

В Лиинахамари мы появились утром 12 августа.



Нас уже ждал небольшой кораблик, среди пассажиров которого я увидел Михаила Ведехина. На душе сразу полегчало – такие люди в неинтересные места точно не ездят. Так что успех нашей поездки при таком раскладе, можно считать, был гарантирован. Мы оставили машинки в порту, перекинули на корабль походное барахло и неторопливо двинулись к выходу из губы Печенга в открытое море. Путь наш лежал мимо островов Нумероласса в бухту Пантахамина в губе Амбарная. Это у северной оконечности мыса Нумерониеми (в настоящее время – мыс Романова).






Наше существование в бухте Пантахамина предполагалось полностью автономным. У нас был с собой компрессор, дайверское снаряжение, надувная моторная лодка и даже походная баня. А как же без бани жить на берегу Северного Ледовитого океана!!!

Вот старая немецкая фотография этой самой бухты.



Фотография с форума Blockhaus.ru


В центре фото БДБ (быстроходная десантная баржа) – довольно шустрая немецкая посудина, пригодная для транспортировки грузов и высадки десанта. Где-то теперь прячется БДБ с этой фотографии???? Вот бы поглядеть на нее, хоть одним глазком….


Сейчас от колючей проволоки на берегу остались только отдельные металлические опоры, а бурная военная история, зацепившая эту красивую бухту, раскидала по скалам около нее массу траншей, укреплений, подземных ходов и дотов. Вот как выглядит эта бухточка в наше время.







Уже на входе в бухту мы увидели первый немецкий дот.



При более подробном поиске оказалось, что он далеко не один. Рядом с ним, на обрывистом берегу мыса Нумерониеми спряталось еще одно подобное сооружение. Севернее бухты Пантахамина в береговых скалах выдолблена большая пещера непонятного назначения. Перед пещерой площадка, которую вполне можно было использовать для размещения артиллерии. Кругом полосы препятствий с колючей проволокой, сохранившиеся до нашего времени.

Позже, двигаясь вдоль берега губы Амбарная, мы нашли с десяток разных военных сооружений,









в том числе и доты с бронеколпаками, пулеметные гнезда, блиндажи, командные бункеры, траншеи и прочее.








Все это расположено на северной оконечности, западном и восточном берегах мыса Нумерониеми и в свое время обеспечивало полный контроль губ Печенга и Амбарная. На северной оконечности мыса – орудийные дворики, под которыми в скалах выдолблены подземные ходы и казематы.





Вся эта система укреплений вдоль берегов Нумерониеми объединены в единую хорошо продуманную и хорошо замаскированную систему. Каменные отвалы, демаскировывавшие подобные сооружения, были вывезены подальше от мест строительства. В процессе осмотра укреплений мы натыкались на огромные залы, выдолбленные в скалах и пригодные для размещения небольшого кинотеатра.



Укрепления и подземные сооружения связаны выдолбленными в скалах подземными ходами, которых мы за время наших экскурсий прошли наверное метров пятьсот.













Строили все это военнопленные, которых, вероятно, погибло немыслимое количество. Сохранились данные эсесовских медиков, что человек в таких условиях и на такой работе мог протянуть от силы 60-80 дней. И статистически этот расчёт оказывался довольно точным.

Существует много версий – зачем все это было построено. Говорят о секретном военном заводе, о базе подводных лодок, осуществлявших тайные операции в советской Арктике.

Безусловно, у немецких войск в Норвегии были подобные базы, как, например, в Бергене или Тронхейме, где были оборудованы бетонные укрытия сразу на 7 и 9 подводных лодок. Известно также, что знаменитая подводная лодка U-234 перед своим последним походом в Японию в апреле 1945 г., также заходила в Норвегию. В итоге, когда после капитуляции Германии лодка сдалась американцам, на ней было обнаружено 530 килограммов обогащенного урана, тяжелая вода, бесконтактные инфракрасные взрыватели, без которых американская плутониевая бомба никогда бы не взорвалась, и тонны секретной технической документации по самым острым военно-техническим вопросам.
В мае 1945 г. недалеко от Осло союзники обнаружили аэродром, на котором базировалась немецкая стратегическая авиация. Среди самолетов были обнаружены несколько дальних бомбардировщиков Юнкерс 390, которые могли без дозаправки преодолеть расстояние более 10000 км с бомбовой нагрузкой в 10 тонн. Более того, стало известно, что в 1944 году такой самолет стартовал из Франции, пролетел рядом с Нью-Йорком, провел разведку развернутой там системы ПВО и вернулся обратно на аэродром базирования.

Известно, что в 1943 году после нескольких неудачных попыток группа норвежских диверсантов "Грюннерсиде"под командованием майора Харальда Хаммерена уничтожила недалеко от норвежского г.Рюкан завод по производству тяжелой воды "Норск-Гидро".

Так что и секретные заводы, и тайные базы подводных лодок в Норвегии безусловно были. Но строить такие объекты в двух десятках километров от линии фронта, в зоне досягаемости артиллерии и авиации противника, в которой также есть большая вероятность появления вражеских разведывательно-диверсионных подразделений – это как-то неразумно.
Более соответствующей реальному положению дел мне кажется информация, что все укрепления на мысах Нумерониеми, Ристиниемми (полуостров Немецкий), в Лиинахамари и на мысе Крестовый в губе Петсамо входили в состав артиллерийской группы «Финляндия», которая в свою очередь являлась составной частью «Атлантического вала», предназначенного для предотвращения десанта союзников.

По данной программе только вдоль береговой линии Норвегии и Финляндии в 1940-1944 г. было построено около 200 батарей с орудиями калибром от 40,6 до 10,5 см, а также дотами, наблюдательными пунктами и казематами; все это было дополнительно усилено торпедными шахтами, зенитной артиллерией и мощным стрелковым вооружением.

В составе группы «Финляндия» числились следующие батареи:

1. «Ристиниемми» на мысе Ристиниемми (на полуострове Немецком). Батарея вступила в строй в июле 1941 г. Вооружена 4 французскими пушками 15,5 cm K.418(f) с дальностью стрельбы 19 км. Здесь же располагался немецкий гидро-аккустический пост для контроля входа в акваторию Петсамо-фиода.

2. «Лиинахамари». Батарея вступила в строй в августе 1943 г. До этого пушки находились на полуострове Стуре-Эккере. Вооружена первоначально 2 германскими армейскими пушками 21 cm K,39/40 с дальностью стрельбы 30 км; к 1944 г. их число доведено до четырёх.

3. «Кэйп Романов» на мысе Романов в губе Печенга. Немцы именовали эту батарею «Сенсенхаузер» по имени ее командира обер-лейтенанта Сенсенхаузера. Батарея вступила в строй в декабре 1941 г. Ранее пушки дислоцировались на батарее «Бромми» в Мемеле. Батарея была вооружена 4 германскими морскими пушками 15 cm SKC/28 в двухорудийных башенных установках. Дальность стрельбы 22 км, что позволяло поражать цели за линией фронта.

4. «Петсамо» на мысе Крестовый в губе Печенга. Батарея вступила в строй в октябре 1941 г. Вооружена 4 германскими морскими пушками 15 cm SK L/40 в двух двухорудийных башенных установках. Дальность стрельбы 23 км. Батарея периодически обстреливала советский аэродром Пумманки.

5. В состав группы «Финляндия» должна была войти и торпедная батарея «Сиебруниеми». Каземат для батареи к октябрю 1944 г. построили, но торпедные аппараты поставить не успели.

6. Северо-западнее города Лиинахамари строилась артиллерийская батарея «Суоми». По одним данным, там предполагалось разместить 305?мм, а по другим — 381-мм орудия. Достроить батарею немцы не успели. Вот фотография подобного орудия. Называется оно Adolf Kanonen, расположено в Харстаде, Норвегия. Там стоит батарея из четырех таких орудий.

Так что если бы немцы успели закончить строительство, проблем у наших войск, безусловно, прибавилось бы.


Фото Михаила Ведехина


Схема размещения группы «Финляндия» приведена на следующем рисунке……


Схема с форума Blockhaus.ru

Торпедный комплекс «Сиебурониеми», в состав которого должны были войти три торпедные установки, был построен на западном склоне горы Валкелкиви-Тунтури в скальных породах. Станки с торпедными желобами были направлены в сторону Печенгского залива через специальные амбразуры. Под этим комплексом были вырублены разветвленная подскальная система ходов и вместительное хранилище для торпед. Этот торпедный комплекс полностью перекрывал вход в Печенгский залив на всю его ширину. Комплекс к октябрю 1944 года был построен, но торпедные установки в нем немцы смонтировать не успели.


Фото с форума Blockhaus.ru

С воздуха весь этот район вместе с Печенгским заливом прикрывался истребителями с четырех аэродромов, построенных в этом районе. Система оборонительных сооружений Петсамо-Лиинахамарского района была продумана лучшими инженерами вермахта. Батареи на мысе Крестовый и торпедные аппараты в горе Валкелкиви-Тунтури предназначались для контроля входа в залив. Опорные пункты Ристиниемми и «Кейп-Романов» позволяли вести огонь по целям далеко на подходе к заливу.
После войны на площадках батареи «Кейп Романов» размещались советские орудия калибра 250 мм, контролировавшие прибрежный район Баренцева моря. В артиллерийских двориках этих орудий мы обнаружили 5 футляров от зарядов для них. Сейчас все это стало историей, но стальные основания для пушек и бетонные ограждения прекрасно сохранились до нашего времени. Под каждой площадкой для размещения орудия – выдолбленные в граните казематы и шахты для подачи снарядов. И пещеры, пещеры, пещеры, соединенные бесчисленными подземными ходами.


В то же время, как военный порт, даже после строительства столь серьезной системы оборонительных сооружений, Лиинахамари большого значения не имел из-за близости к нему норвежского города Киркенеса. Рядом с последним находился большой железорудный обогатительный комбинат, продукция которого (железная руда – стратегическое сырье!), как и никель из Петсамо, шли на нужды промышленности Германии. Киркенес – крупный порт, через причалы которого шло все снабжение группировки Вермахта, развернутой на Крайнем Севере. При этом Киркенес имел существенное преимущество перед лежащими восточнее (и, соответственно, ближе к линии фронта) финскими портами Петсамо и Лиинахамари. Для того чтобы разгрузиться в них, немецким конвоям приходилось входить в Петсамо-фьорд под огнем советских береговых батарей с полуострова Средний. Аванпорт Петсамо – Лиинахамари, и вовсе находился в пределах досягаемости советских дальнобойных орудий и с 1943 года подвергался сильным обстрелам.

Германский историк Юрг Майстер писал: «Русские обстреливали практически каждое судно, входящее в Петсамо-фьорд. Начиная с 1942 г. огонь русских, несмотря на туман, даже ночью был очень точным, так что можно предположить, что русские уже тогда использовали радиолокационные установки союзников.

Ночью мощный прожектор каждые десять минут освещал морской район. Если обнаруживался немецкий корабль, то начинали светить все остальные прожектора, чтобы получить скрещенный пеленг цели, по которому могли открыть огонь все батареи. Несмотря на это, результаты для русских были малоутешительными. Немецкие корабли, прикрываясь искусственной дымовой завесой, входили во фьорд, а сопровождавшие их моторные тральщики бросали за борт резервуары, наполненные горящей ветошью, чтобы таким образом инсценировать попадания. Часть немецких военных и торговых кораблей все же получила повреждения из-за попаданий снарядов и осколков.

Часто немецкие конвои, не дойдя до входа в Петсамо-фьорд из-за сильного артиллерийского огня, вынуждены были поворачивать обратно и могли попасть в этот порт лишь со второй или третьей попытки. Так, например, 19 октября 1943 г. конвой, на одном из кораблей которого находился немецкий вице-адмирал Краузер, вынужден был повернуть обратно. Русские в течение войны все время сообщали о больших успехах своих береговых батарей. Как сообщалось, батареи в первые дни войны потопили 3 немецких корабля, после чего немецкие орудия выпустили по русским позициям в одну ночь 872 снаряда.

30 ноября 1942 г. русские сообщили, что два немецких транспорта, которые пытались под прикрытием тумана войти во фьорд, были потоплены. Совершая налеты пикирующих бомбардировщиков, немцы пытались отвлечь огонь советских батарей, чтобы таким образом помочь важнейшим транспортам пройти в критических местах по возможности без помех. Когда норвежское грузовое судно „Линеа“ в сопровождении четырех моторных тральщиков вошло в устье Петсамо-фьорда, русские обстреляли его, выпустив 138 снарядов. Но попаданий не было, и судно осталось невредимым».

Штурм укреплений противника в Петсамо-фьорде был начат нашими войсками 12 октября 1944 г. и мне хотелось бы в качестве иллюстрации происходивших тогда событий привести боевое донесение командира торпедного катера ТКА207 об указанной операции.

БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ КОМАНДИРА ТКА-207 СТАРШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА МАКАРОВА ПО ОПЕРАЦИИ — ВЫСАДКА ДЕСАНТА В ПОРТ ЛИНАХАМАРИ 12 ОКТЯБРЯ 1944 ГОДА

Обстановка: войска Карельского фронта и Северного оборонительного рубежа (района. — Авт.), развивая наступление, подошли к г. Петсамо. Ими частично занят левый входной мыс в порт Линахамари. Батареи противника на мысе Крестовый частично уничтожены.
Задача: 12.10.44 г. от командира 2-го ДТКА мною было получено задание: принять на борт ТКА-207 пятьдесят человек десантных войск и совершить переход в ман. базу Пумманки. В 10 ч 20 мин принял на борт 53 человека десантных войск. В 14 ч 20 мин прибыл в Пумманки, ошвартовался у 2-го причала.
В 18.00 командир 2-го ДТКА поставил задачу: прорваться в порт Линахамари и высадить десант на один из пирсов порта. Прорыв совершить в группе ТКА-207, 206, 213. По выполнении задачи следовать в точку рандеву — район Вайтолахти и затем отходить в базу.
Метеообстановка: ветер зюйдовый 1—2 балла, море — 1 балл, облачность — 9 баллов, высота 150—200 метров, видимость 1 —1,5 кабельтовых.
Выполнение задачи. В 19.00 получил приказание от командира 1-го ДТКА снять 20 человек десанта с ТКА-207 и передать на другие катера.
19 ч 15 мин. Отошел от пирса «Норд-2» и лег в дрейф.
21 ч 00 мин. Флагман передал сигнал... и дал ход. Стал ему в кильватер. Идем на выполнение задания.
21 ч 30 мин. Мне в кильватер стал ТКА-206, за ним ТКА-213.
21 ч 40 мин. Прошли траверз мыса Земляной.
21 ч 57 мин. С Нурменсетти открылся прожектор, осветивший подходы к месту высадки. Кроме того, противник освещает подходы осветительными сигналами. Началась артиллерийская дуэль между нашими батареями и батареями противника.
22 ч 50 мин. Подошли ко входу в губу Петсамо. Батареи противника ведут ураганный огонь по освещенным прожекторами и осветительными снарядами прорывающимся в порт Линахамари торпедным катерам. ТКА-204 начал ставить дымзавесу. Маневрируя курсами и ходами, под ураганным огнем артиллерии и пулеметов ворвались в глубь бухты.
23 ч 00 мин. С Нумерониеми в упор осветил прожектор, и противник открыл огонь из автоматического оружия. Открыли огонь по прожектору, который тотчас же погас. Огонь по прожектору вели ТКА, идущие впереди и сзади нас.
23 ч 07 мин. Поставил дымзавесу вдоль побережья, закрывая огневые точки противника. Увеличил ход и, оставив слева у входа ТКА-204, вошел в порт Линахамари. Справа у входа в районе цистерн увидел сильный взрыв и пожар у 5-го причала. Прямо по носу обнаружил боносетевые заграждения. Уменьшил ход, пошел вдоль побережья и, оставив по корме горящий 5-й причал, по носу обнаружил причал № 4 (угольный), к которому и получил приказание от командира отряда швартоваться.
23 ч 08 мин. При приближении ТКА к причалу видел убегающих немецких солдат, по которым дал очередь из пулемета, и, подойдя к причалу, начал высадку.
23 ч 10 мин. Закончил высадку десанта и выгрузил боезапас. 23 ч 12 мин. Дал белые проблески в сторону входящих ТКА, за действиями которых вел наблюдение.
23 ч 15 мин. К борту подошел ТКА-206 и начал высадку десанта через мой ТКА.
23 ч 20 мин. Окончил высадку десанта ТКА-206. За время высадки огонь противника ложился по корме и по носу, не причинив вреда личному составу и материальной части.
23 ч 25 мин. Звеном отошли от причала. Ход 1200 оборотов, курс — на выход из порта. Прорвав огневую завесу, вошли в дым.
23 ч 27 мин. Дал малый ход. В заливе Петсамовуоно сплошной дым. Противник вел орудийный, минометный и пулеметный обстрел по следующим в дыму катерам. Ход 10 узлов, в кильватере ТКА-206, у которого вышли из строя компасы. Слева, в расстоянии 20 метров, разошелся на контркурсах с тремя силуэтами катеров типа МО, следующих в порт.
23 ч 33 мин. Вышел из дыма, попал в луч прожектора, противник открыл огонь по ТКА. Дал ход 33 узла, сбросил 1 МДШ (морскую дымовую шашку. — Авт.), курс «норд».
23 ч 45 мин. Вышел из залива Петсамовуоно.
23 ч 50 мин. Оторвался от огня противника. Ход 12 узлов, курс — в точку рандеву (Кийские острова).
1 ч 00 мин. Получил по радио приказание самостоятельно следовать в базу.
Выводы:
1. Артпулеметный огонь ТКА эффективен в борьбе с огневыми точками противника.
2. Необходима тренировка десантных войск по высадке и разработка инструкции-обязанности каждого отделения по выгрузке боезапаса на берег.
3. Личный состав ТКА, без исключений, действовал смело и самоотверженно. Огонь пулеметов и эрликонщиков велся хорошо. Отказа в материальной части не было.
4. В результате ТКА выполнил свою задачу, не имея повреждений.
5. В бою израсходовано: патронов к пулемету — 500 штук, снарядов к эрликону — 250 штук, бензина Б-100 — 300 кг, МДШ — 3 штуки.
Командир ТКА-207 старший лейтенант Макаров. 13.10.44 года.

В результате десантной операции по освобождению Лиинахамари наши войска захватили значительные трофеи. Вот, например, фотография немецкой гаубицы калибром 210 мм, доставшейся советским войскам в ходе того десанта. Немецкие укрепления в Петсамо-фьорде прекрасно сохранились до нашего времени и позволяют оценить мощность развернутой здесь когда-то военной машины, рухнувшей под ударами наших войск в октябре 1944 г.


Фото с форума Blockhaus.ru

Теперь несколько слов про нырялку. Наш маленький походный лагерь был развернут прямо рядом с пляжем бухты Пантахамина,





так что при остром желании нырнуть до воды далеко бежать не приходилось.





Мы притащили с собой надувную лодку с двадцатипятисильным Меркури, так что вся бухта Амбарная была у нас в полном доступе.



Теоретически – мы могли бы за полчаса долететь и до Рыбачьего, но появлявшиеся иногда на горизонте очертания быстроходного катера береговой охраны с пушками и локаторами как-то не вдохновляли на подобные поездки. Проблемы с водным транспортом возникали только во время отлива, так как в этом случае всем участникам экспедиции приходилось хором тащить метров тридцать довольно тяжелую лодку до воды.



Предвидя такую проблему, мы привезли с собой транцевые колеса, но, увы, во время своего первого заезда они с трудом одолели метра три песчаного пляжа, а потом с треском сломались. Вот она - легендарная надежность отечественного туристического снаряжения. Хорошо, что наши производители еще не взялись в массовом порядке за оборудование для любительского дайвинга.

Глубина бухты Пантахамина – не более 10 метров, но, несмотря на это, даже недалеко от берега под водой есть на что взглянуть. У скальной стенки на южном берегу бухты лежит затопленное судно, которое по очертаниям - один в один напоминает немецкую десантную баржу БДБ, фотографию которой вы уже видели в начале этого отчета.



Можно сказать, что дверка в военно-исторический рэк-дайвинг, включая full penetration, в бухте Пантахамина приоткрыта совсем недалеко от берега.



Блин, а я с собой не взял рэк-дайверский учебник «Все о погружениях на затонувшие суда» Генри Киттса и Браэна Шерри. Как же теперь исследовать этот рэк без соответствующего инструктажа и теоретической подготовки???? Хотя, с другой стороны, все эти подробные инструкции тоже до добра не доводят. Сразу вспоминается та история, ну - про взрыв на бензоколонке. Короче – обычная бензоколонка, тишина, покой, сонные служащие, пара посетителей кофе пьют – и вдруг на улице взрыв и пожар…. Все бегут к взорвавшейся колонке…… Там на земле сидит мужик, смотрит на горящую машину и вопит:
«А что – я ведь все по инструкции делал….
Пункт первый – вставьте пистолет в безобак. Я вставил.
Пункт второй – оплатите топливо. Я оплатил.
Пункт третий – нажмите на спуск. Ну я и нажал……»

Для любителей понырять покруче в губе Амбарная под одной из сеток «Русского лосося» на сороковке есть еще один рэк.

Любители военной истории от БДБ могут двинуться дальше, к выходу из бухты. Там, на глубинах около 30 метров за лежащей на дне огромной сетью непонятного назначения, валяется довольно много артиллерийских и зенитных снарядов. Все это слегка присолено сверху патронами от немецкого стрелкового вооружения. Такой-вот винегрет из боеприпасов военного времени.



Я пытался поднять наверх снаряд от 150 мм орудия, но увы, запаса плавучести моего крыла для этой задачки не хватило. Даже от дна эту хреновину оторвать не удалось. А жаль - из его гильзы получилось бы отличное ведро для моей машинки. Оно исключительно смотрелось бы под задним бампером на московских перекрестках.


Слева от выхода из бухты Пантахамина в море падает отвесная скальная стенка,



под которой, на круто опускающемся вниз дне громоздятся огромные камни.







Узкая дорожка между подводными скалами ведет в небольшой грот, где уставший после дальней подводной прогулки дайвер может спокойно перевести дух и избавить организм от избытка азота в полной тишине и спокойствии. Скалы вокруг грота усыпаны морскими ежами, звездами и прочей живностью. Под скалами неторопливо прогуливаются крабы размером с тазик, рядом слегка колышатся листья морской капусты, так что перспектива умереть от голода из-за недостатка питания дайверу в этих водах точно не грозит.







Когда я впервые увидел этот пейзаж - то перепугался не на шутку.... На какую-то долю секунды мне совершенно явственно показалось, что ко мне из глубины медленно идут те, кто когда-то строил все эти немецкие укрепления, и кто сгинул без следа в процессе этого строительства......

....Вспомним их сегодня всех до одного,
Вымостивших страшную дорогу.
Скоро кроме нас уже не будет никого,
Кто вместе с ними слушал первую тревогу...

В.Берковский



А эта картинка невольно напоминает слова А.Макаревича:

Три сестры, три создания нежных

В путь далекий собрались однажды, -

Отыскать средь просторов безбрежных

Тот родник, что спасает от жажды.

У порога простившись, расстались

И отправились в дальние дали.

Имя первой - Любовь, а вторая - Мечта,

И Надеждой последнюю звали....

Песенка-то эта точно про дайвинг. Без этой троицы в дайвинге никак..... Особенно без последней дамы. С ней вообще лучше все время под ручку ходить....



Ну а ближе к вечеру, вдоволь нанырявшись, самое время выскочить на лодке поближе к выходу в открытое море, чтобы посмотреть на краски заполярного заката. Тишина, штиль, волнения почти нет,





отчетливо слышны выдохи проплывающего где-то рядом с лодкой дельфина; если присмотреться – где нибудь недалеко наверняка видна морда любопытного тюленя,



облака и вода подкрашены лучами опускающегося за горизонт солнца. Как-то не вяжется вся эта красота с пушками, которые не переставая грохотали в этих местах семьдесят лет назад.









Впрочем, долго любоваться закатом не получится, потому как через четыре часа уже нужно снимать восход, а потом лететь куда-нибудь на моторке и нырять, нырять, нырять.









Такой вот дайверский спортивный режим, на который наложились тяжелые психосоматические расстройства на почве фотографии. Спать при таком режиме – абсолютно некогда. Просто - как говорит один мой приятель – то, что с нами уже было, это уже наше; его у нас никогда не отнимут ни экономические кризисы, ни постановления правительства, направленные, как всегда, исключительно на улучшение качества жизни трудящихся. Конечно, эти улучшения непременно произойдут, но когда-нибудь потом, лет через сто или двести. Поэтому ловите и запоминайте каждый солнечный луч, каждое дуновение ветра, каждое движение облаков, каждый плеск набегающей волны. Это ваше, оно навсегда с вами, и от каждого такого мгновения ваша жизнь становится интересней и богаче.

Ну вот - я и стараюсь изо всех сил не упустить пролетающее мимо богатство.

Рядом с мысом Нумерониеми есть группа небольших островков, которые на старых картах гордо называются островами Нумероласса. Эти острова оккупировали птицы – морские чайки, бакланы, утки, бургомистры. Хором они производят невероятный шум и кутерьму, особенно, когда к их родному острову приближается кто-то посторонний. И конечно же, проходя на лодке мимо этих островов непременно хочется посмотреть на всю эту птичью возню и поснимать ее.













Особенно интересны бакланы. Стройные и грациозные на суше, они мгновенно превращаются в смешных и неуклюжих при попытках взлететь. Зрелище взлетающего баклана непременно украсит любую морскую фотографию.













Как-то рано утром мне пришла в голову идея поснимать рассвет со склонов горы Валкелкиви-Тунтури. Очень не хотелось вылезать из теплого спальника и тащиться куда-то по скользким камням и мокрой траве, но охота пуще неволи. Я пролез через две линии немецких проволочных заграждений и потихоньку стал подниматься по почти отвесным скалам. Дорога заняла часа полтора, так что я едва успел к намеченной цели до восхода.



Очень хотелось посмотреть сверху на кольские пейзажи под первыми лучами солнца. Вот селфи, сделанное во время того похода. По-моему, на нем я очень похож на баклана с предыдущей картинки. Похоже - мы с ним родственники. Недаром меня все время на север тянет.

К концу моего восхождения облака проплывали уже почти у меня над головой, хотя абсолютная высота горы невелика – всего метров двести пятьдесят.



И вот первые лучи солнца показались из-за горизонта. Передо мной Средний, Рыбачий, острова далеко-далеко в море и вся губа Петсамо.





Потихоньку начинаю спуск обратно к лагерю, снимая попадающиеся на пути горные пейзажи и смешную возню лемингов рядом с камнями. Вроде бы проста и небогата природа крайнего севера, однако каждую весну сюда зачем-то шли наши предки. Недаром родилась поговорка: «От Архангельска до Колы - тридцать три Николы».














При спуске с горы Валкелвиви-Тунтури на почти отвесных скалах видны остатки немецких военных укреплений. Когда-то здесь были позиции немецких артиллерийских наблюдателей.



Вот так они смотрели на позиции наших войск на полустрове Средний и на акваторию Петсамо-фьорда семьдесят с небольшим лет назад….








Москва-Вологда-Вытегра-Медвежьегорск-Лоухи-Кандалакша-Мурманск-Лиинахамари-Мурманск-Кандалакша-Лоухи-Медвежьегорск-Вытегра-Вологда-Москва, 2015 г.






Огромная благодарность Александру Чернобельскому за предложение посмотреть на природу и понырять в самом северном районе Кольского полуострова.

Огромная благодарность дайвцентру «Diver Sea» за заброску и выброску из бухты Пантахамина.

А алкодайвинг все-таки рулит!!!! Пить сорокаградусные прохладительные напитки в тех краях точно не с руки!!!!



© DivePlanet 2020