Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Маленькая северная автономка


Сергей Гурский
Маленькая северная автономка.

Ты говоришь – какой резон
В твоих палатках на снегу????
Ты говоришь – не тот сезон,
А я иначе не могу…..

Еще во время мартовской поездки на Белое море в поселок Чкаловский у меня возникла шальная идея вернуться туда на майские праздники, в межсезонье, когда снег с берегов еще не везде сошел, а по заливу медленно дрейфуют последние льдины. Такую поездку можно совершить только в полностью автономном варианте – со своей лодкой, мотором, компрессором, палаткой и полным комплектом дайверского и туристического снаряжения, потому как в дайвцентре в межсезонье практически никого нет. Автономность меня не пугала, я к ней давно привык во время своих дальних поездок, смущало только отсутствие практических знаний о погоде и ледовой обстановке в Чупинской губе в этот период.



Моим напарникам эта идея понравилась, но, как это часто бывает в нашей жизни, до самого последнего момента никто из них не мог точно сказать – будет ли он участвовать в этой авантюре, или нет. В итоге уже после старта выяснилось, что в этот раз мы будем болтаться по Чупинской губе вдвоем с Валерой Гвоздевым. Ну что ж, у нас с Валерой позади много совместных поездок, так что это – далеко не самый плохой вариант.

Учитывая малочисленность и мобильность нашей команды, мы решили гнать нашу машинку по Питерской и Мурманской трассам на Белое море в два водителя попеременно без ночевки, так что рано утром первого мая мы уже звонили в охрану дайвцентра Нереис, чтобы они открыли нам ворота. О нашей поездке я заранее договорился по телефону с Александрой Власовой, так что никаких проблем с доступом на территорию не было. Нам показали – куда поставить машину и разрешили вывалить наше походное барахло прямо у входа в гостиницу. Там же мы и надули свою морскую посудину, загрузили ее походным скарбом, повесили моторчик и стартовали, освещаемые лучами весеннего солнца. Началось!!!!!!


Путь наш лежал на остров Борщевец, расположенный недалеко от выхода из Чупинской губы в открытое море.



Это километров 15-20 по воде от дайвцентра. Дальше к открытому морю идти мы опасались, учитывая малочисленность нашей группы и непредсказуемость погодных условий в межсезонье. Борщевец – это красивый такой островок, покрытый северным лесом, с обрывистыми скальными берегами, каменными сыпухами и отвесными стенками под водой.







Летом-то здесь все время тусуется народ, но сейчас не туристский сезон, так что остров наверняка будет полностью в нашем распоряжении. В нашем и, как я надеялся, в распоряжении всякого местного зверья, потому как старым туристам давно известен принцип - чем меньше людей, тем больше вокруг всяких зверей.


Моторчик в 25 лошадок шустро тащил нашу загруженную надувную посудину по волнам, так что минут через сорок остров уже был виден невооруженным глазом. Мы причалили на галечный пляж у его западной оконечности, развели костерок из плавника и стали отмечать разом и наше прибытие на остров, и Пасху, и 1-ое мая. Короче – поводов у нас было много.






Для полного кайфа Валера сотворил пару чашечек ароматнейшего и крепчайшего кофе, потому как в этом деле он большой мастер. Такого напитка не найти ни в одной московской кофейне. А вприкуску к кофе у нас был закат, запах моря, плеск волн, голоса птиц, громкие фырканья тюленей и белух. Короче – описать это невозможно….










А кроме того, вокруг нас не было ни комаров, ни мошки и прочих летних северных прелестей, так что можно было спокойно сидеть у костра и медленно смаковать все это великолепие.


К сожалению, бессонная предыдущая ночь не дала нам полностью насладиться всем этим, мы просто засыпали прямо у костра даже несмотря на кофе, так что пришлось отложить знакомство с островом до следующего утра.



Рядом с костром уже ждала нас теплая зимняя палатка с двумя раскладными койками, а на случай холодной ночи у нас был припасен газовый обогреватель с 8-ми литровым баллончиком. Закатное солнце светило прямо во входную дверь, так что никакие фонари для внутреннего освещения нашего походного дома не понадобились. Отрубились мы в тот раз практически мгновенно….

Следующим утром нас ожидал сюрприз. К тюленям мы уже почти привыкли, было очень забавно наблюдать, как они пялятся на нас из воды, или вытягивают свои носы, чтобы по запахам точно установить подробное меню нашего завтрака. Так что обычными тюленями нас удивить было невозможно.





Но дикая природа – это такая хитрая штука, которая всегда прячет за пазухой что-нибудь этакое, от чего глаза выскакивают из орбит, а волосы встают дыбом. Валера в то утро решил прогуляться по каменной отмели рядом с нашим лагерем во время отлива, и наткнулся на огромный валун светло-коричневого цвета. Валун вдруг встрепенулся, фыркнул и достал откуда-то огромные полуметровые клыки.…..



Это оказался огромный старый морж. Он спокойно загорал на солнышке лежа на отмели, когда перед ним вдруг нарисовались какие-то туристы….. Вес под тонну, длина под пять метров, а клыки – это вообще отдельная песня. Кстати, говорят, что моржовые клыки ценятся так же, как слоновая кость, и именно из-за них поголовье этих зверей сильно сократилось. Валера попрыгал рядом с моржом, уговаривая его не уходить с обжитого места, а потом рванул в лагерь. К несчастью, в это время я со всей своей фототехникой на лодке уже ушел на другую сторону острова. Валера вернулся к зверю и попытался заснять его на мобильный телефон, но такая суета надоела зверю, и он ушел.




Поэтому в качестве доказательства всей этой невероятной истории мы можем предъявить читателю только пару фоточек и маленький фильм с мобильного телефона, а еще пару кадров, снятых мною, когда я на лодке пытался догнать зверя в море. К сожалению, хороших портретов в той вылазке не получилось, так как походить близко к плывущему моржу я опасался. Очень уж у него клыки длинные…..



После всей этой истории мы долго сидели у костра и ржали, выплескивая с хохотом из организма остатки стресса. Десять раз я уже был на Белом море, вроде бы – уже готов ко всему, как-то раз белуха всплыла у меня прямо под задницей и громко выдохнула, когда я мирно и в полной тишине, сидя на баллоне лодки, снимал закат, но напороться на берегу на моржа я никак не ожидал. Вот и верь после этого ученым книжкам, в которых умные люди пишут, что эти звери в Белом море не водятся.



После этого случая ныряли мы с оглядкой, но больше моржи нам не попались.








Прямо с каменной отмели у нашего лагеря по крутому свалу дна можно было легко уйти вниз на тридцатку, а если после этого появлялось желание усуглубить, то стенка и свал на южном берегу острова позволяли прогуляться на тридцать пять и даже глубже. Но на таких глубинах здесь тебя окружает полная чернота, плещет холодом вода с температурой минус один, проверенные на мелкоте китайские фонари дохнут как мухи, поэтому долго пробыть внизу все одно - нереально. Тем более, что, как правило, ныряли мы сольничком, так как один из нас всегда оставался наверху в лодке, чтобы иметь возможность быстро подобрать товарища, которого вдруг зацепило какое-нибудь течение.






В полной черноте и холоде, когда неожиданно вдруг ощущаешь где-нибудь в промежности ледяную струйку забортной воды, в голове вдруг отчетливо всплывают философские изречения Валеры, которые, как кажется иногда наверху – не имеют никакого смысла. «Надевая сухой костюм, не забудь снять трусы, потому как иначе будешь спать в мокрых». Конечно, человек, который видел на своем компе отметку 109 метров при погружении на воздухе, знает про дайверскую технику, сухие костюмы, ГВ, и связанные с ними фокусы немножко больше простого рекреационщика.

Гораздо больше как площадка для рекреационного дайвинга нам понравился северный берег острова, где под водой из-за небольшой глубины и хорошего освещения каменная сыпуха из крупных валунов расцвечена беспозвоночными и водорослями во все цвета радуги, а от поверхности до песчаного дна всего 12-15 метров. В каменной осыпи попадались даже небольшие гроты, легко вмещавшие в свое нутро дайвера со всем снаряжением. В щелях между камнями в изобилии стоит треска, правда она все время пыталась повернуться к фотографу спиной и никак не желала принимать фотогеничные позы.








Приходилось опять отыгрываться на зубатках. Они-то позировали с большей охотой.





Для разнообразия нашего походного рациона мы даже поймали одну зубатку и устроили рыбный день. Уха, а за ней жареная зубатка – это кулинарная песня. Жалко только, что короткая.



Ну, а по вечерам я, как заяц, прыгал по острову с фотоаппаратом и с разных точек пытался снять окрестные пейзажи и закат. И хотя солнце садилось не в открытое море, а падало за остров Кереть, все равно, временами - зрелище было незабываемое.










Каждый раз утром, высовывая голову из палатки, я первым делом пытался определить направление ветра. Мне отчаянно нужны были западные ветра, которые должны были двинуть из губы в открытое море остатки берегового льда. Плавучий лед – это любимое место отдыха тюленей. На нем они загорают, изгибаются в разные стороны, словно делая зарядку, машут ластами и вообще - всячески получают удовольствие от жизни. Отличный объект для фотоохоты. Правда, подобраться к ним не просто. Они боятся шума мотора, боятся любого движения в приближающейся лодке и, в конце-концов, просто уходят под воду. Выбор нужной траектории движения лодки с фотографом, перегоняемой ветром в направлении объекта съемки – сложнейшая инженерная задача, потому как приходится учитывать силу и направление ветра, интенсивность отливных течений, скорость движения намеченной льдины так, чтобы в конце пути оказаться рядом со зверем, который вдобавок должен быть правильно освещен утренним солнцем.
Через пару дней пребывания на Борщевце я дождался-таки заветного ветра. Вот несколько картинок с той незабываемой фотоохоты.

Глядя на первую, в голове почему-то всплывают бессмертные строки Б.Ш. Окуджавы:

Когда я невмочь пересилить беду,
Когда подступает отчаянье,
Я в синий троллейбус сажусь на ходу
Последний, случайный…….




Последние льдины – это именно такой троллейбус для морского зверья, неторопливо идущий от становящихся опасными летом берегов залива, на которых появляется уйма всякого народу, в открытое море. Только он не синий, а белый, вроде скорой помощи. Где-то я читал, что в прошлом году биологи с мыса Картеш обнаружили на берегу моря моржа, с двумя тяжелыми ранениями картечью. У кого-то ведь поднялась рука… Может быть, тому моржу удалось-таки выжить, и это он навестил нас в начале нашей поездки???? В любом случае, для зверей оставаться рядом с человеком опасно. Кто знает, что тому придет в голову???





Льдины со своим драгоценным грузом медленно дрейфуют мимо популярнейших сайтов дайв-центра Нереис, только почему-то в этот момент здесь нет ни дайверов, ни инструкторов. Не любят наши дайверы нырять в ледяной воде, да еще и в непредсказуемую погоду межсезонья. А зря. В это время здесь определенно есть возможность как на что-то посмотреть, так и себя показать.

Кроме тюленьих съемок, в планах у меня была еще и короткая лодочная экскурсия по окрестным островам. Опять же, для профилактики всяких экстремальных ситуаций нужно, чтобы хоть иногда моя лодка и ее рулевой чувствовали себя не прогулочным матрасом на воде, а настоящей мореходной посудиной с полноценным экипажем.







Кроме того, хотелось посмотреть на знакомые острова Песчаная луда, Черемшиха, Сидоров, сгонять к старой барже, доживающей свой век на скалистом островке у архипелага Кемь-Луды. Это замечательные места, при взгляде на которые в памяти мгновенно оживают воспоминания о прошлых поездках. От нашей стоянки до старой баржи по воде примерно 25 километров, из них 15 – по открытому морю. На разгруженной лодке одному человеку вполне можно слетать туда и вернуться обратно часа за полтора-два. А еще в такой поездке можно сполна наладиться панорамой безбрежного моря и поглазеть на синеющий вдалеке Кольский.






Так я и сделал. На скорости проскочил островок Песчаная луда с его нескончаемым песчаным пляжем, на котором мы как-то стояли лагерем. Потом подлетел к Черемшихе и навестил знаменитую каменную щель, расколовшую этот остров на две части.





Ширина этой щели – метра два-два с половиной, тянется она вглубь острова метров на сто, и все эти сто метров вокруг тебя только высоченные отвесные каменные стены, а над головой - узенькая полоска голубого неба. Говорят, что тот, кто пройдет по этой щели до конца и вернется обратно – тот будет безмерно удачлив. Я как-то прошел, и к концу пути осознал, почему так говорят. Там, в щели, над головой у безумца, отважившегося на этот поход, висят огромные застрявшие между стен каменные глыбы. И если ты дошел до конца, а потом вернулся обратно, и ни одна из этих глыб не упала тебе на голову, то ты – точно везунчик.
Фото щели
Сразу под щелью - почти отвесный свал в глубину, и в памяти сразу всплывает уходящая в черную бездну каменная осыпь, которую я видел, ныряя здесь. Дальше к востоку на глубине метров двадцать – замечательный грот, на потолке которого растут актинии. Ныряя там в первый раз, я осознал, что попал в грот только тогда, когда дернулся башкой о каменную плиту над головой.
Лечу дальше. От Черемшихи до старой баржи по открытому морю километров пятнадцать на север. Справа от меня вдалеке синеет Кольский, сзади видны скалы мыса Шарапов, слева тихо садится солнце, а вокруг – бесконечная синяя гладь, на которой я сейчас один. Ни одной лодочки, ни одного кораблика не видно на горизонте. Не сезон……



На горизонте уже видна лежащая на камнях огромная ржавая четырехмачтовая баржа. Происхождение ее окутано мраком. Кто-то в свое время объяснял мне, что это учебная мишень Северного флота. Я много раз плавал вокруг этой посудины, но ни одной пробоины от выстрелов в ее бортах заметить мне не удалось, так что в подтверждение этой версии ничего сказать не могу. По мне - пусть это лучше это будет памятник тем далеким временам, когда из почти исчезнувшего в наше время поселка Кереть в открытое море шли парусные суда, потом возвращались обратно, нагруженные треской и селедкой, в реке Кереть местные жители собирали речной жемчуг, и здешние края богатели и развивались.

Пока я крутился вокруг баржи и снимал закат, на юге, за моей спиной, вдруг возникла огромная предгрозовая туча, так что пришлось мгновенно свернуть всю морскую фотосессию и гнать изо всех сил свою посудинку обратно в лагерь. В открытом море всегда так – глядишь на окружающий мир и радуешься жизни, а в это время за спиной у тебя тихо появляется огромная сизая туча. Поэтому самое главное в таких поездках – это вовремя смыться.



Моряк, покрепче вяжи узлы -
Беда идёт по пятам.
Вода и ветер сегодня злы,
И зол, как чёрт, капитан.
Пусть волны вслед разевают рты,
Пусть стонет парус тугой -
О них навек позабудешь ты,
Когда придём мы домой.

Шесть дней пролетели быстро. Жалко было уезжать, но, к сожалению, нужно было возвращаться домой к обычной житейской суете. Уже сидя в машинке, бегущей по Мурманской трассе, я спросил своего напарника: «Валер, ну как тебе эта поездка?????»
Ответ был короткий: «Да вроде как в раю побывал….»



© DivePlanet 2020